f2wowirhmfi

Дневник астролога (ч. 6)

Утро доброе — дурацкое выражение. По крайней мере сегодня точно, потому, что пробуждение происходило под страшный гвалт сотни глоток. Как будто во дворе на постой расположился цыганский табор. Открыв глаза, увидел следующую картину — на подоконнике у раскрытого окна дефилировал, как на подиуме попугай Гоша. Степенно вышагивая, он явно демонстрировал кому-то свое роскошное оперение.

Кот Тишка хохотал валяясь на полу. Мойра в ночнушке, схватив веник, побежала на крыльцо. Я встал чтоб посмотреть, что происходит за окном и кто там так галдит с утра. Во дворе сидела стая местных ворон и обсуждали, перебивая друг друга, прелести нашего попугая. Тут выскочила Мойра в ночнушке, размахивая веником, прогоняя непрошенных гостей. По правде, веник для устрашения был лишним. Хватило бы и ночнушки. В ней Мойра с растрепанными волосами была похожа на средневековое привидение. Ужасное, но местами очень привлекательное. Стая ворон поднялась на крыло. Гвалт только усилился. Сделав круг над двором они не улетели, а расселись на заборе, подальше от крыльца. Я, закрывая окно спросил у Гоши:
— Что тут происходит?
Тот смущенно начал поправлять перышки на крыльях. Кот сквозь смех ответил за него:
— Передача «Давай поженимся»!!! Или сватовство гусара! За ним невеста с родней явилась! К себе зазывают. Украдут нашего яхонтового!
— Помолчал бы ты, кошачий угодник, — обиженно огрызнулся попугай. — Сам-то где ночами шастаешь?! Не все еще ворота пометил?
— Ой, посмотрите на него! Он прям зеленеет от зависти, — ехидно ответил кот.
— А что? Ему можно, а я чем хуже? — завозмущался Гоша. — И так не заслуженно всю жизнь срок мотаю за решеткой! Требую амнистию! Свободу невинно заточенным! Имею право. И вообще я — птица! Меня небо и ветер зовут. Вон Федор Конюхов сколько плавал вокруг света, а теперь полетел! А я чем хуже?!
Вороны за окном одобрительно загалдели с новой силой. Мойра, поняв тщетность своих попыток разогнать их сборище, вернулась в дом. Приведя себя в порядок мы сели завтракать. Гоша не унимался. Обещал пожаловаться в ООН и в комитет по защите прав животных. Тишка, допивая молоко, вдруг спросил:
— Вот видел по телевизору есть такой зверь овцебык, про кентавра с минотавром тоже слышал. А вот интересно, как ваше с вороньей невестой потомство называть правильно будут воропопами или поповорами?
Мы с Мойрой засмеялись.
— Птенцами! — обиженно огрызнулся попугай.
Я протянул Гоше кусочек любимого им тоста с джемом спросил, чем он на вольной воле намерен питаться?
— Ты вон у них спроси чем они всю жизнь питаются? — кивнул он в сторону окна. -Не исхудали же, вон какие упитанные все.
— Да оставь ты его, Жерар, — примирительно сказала Мойра. — Ну пусть полетает по округе с ними. Не понравится вернется. Что тут такого?
Услышав это Гоша ободряюще встрепенулся. Мойра пальчиком погладила его по клюву. Потом, нарезав кусочками оставшиеся от завтрака сыр, тосты и колбасу, сказала:
— Ну, жених, пошли знакомиться с невестой и её родней.
— Прям Роза Себитова — сваха всея Руси! Колбасу могла бы оставить, —
проворчал кот
— Не жадничай, Тишка, для тебя в холодильнике еще найдется, — ответила Мойра.
Попугай, щелкнув на кота клювом вспорхнул ей на плечо прокричал:
— Ой, пойдем! Пойдем! Пойдем!
Мы все вышли на крыльцо. Во дворе по прежнему было шумно, до тех пор, пока не появилась Мойра с угощением в руках и Гошей на плече. Гомон стих. Попугай взлетел, описав не большой круг, опустился возле самой стройной вороны. Её черное оперение отливало на ярком солнце синевой. Гоша вальяжно, вразвалочку подошел к ней поближе. Что-то прощелкал ей на ушко. Та громко ответила:
— Каарррр!!!
И все сново загалдели перебивая друг друга.
Мойра оставила тарелку с угощением на скамеечке, отошла в сторону. Первым подошел самый старый черный, с проседью, ворон. Повертев головой, схватил кусочек сыра и отпрыгнул в сторону. Его примеру последовали и другие гости. Свадебный пир длился не долго. Но все остались довольны. Немного пошумев стая поднялась на крыло. Сделала круг почета над крышей, поднялась в небо и растворилась в синеве. Вместе с ними ярким пятнышком упорхнул и наш Гоша… Стало как то тихо и грустно… Кот, почесав лапой за ухом, пробубнил:
— Он улетел. Улетел и даже не обещал вернуться. Тоже мне Карлсон!

© Жерар — Дневник Астролога

spacer